Обзор
29 декабря 2021

Восстановление мировой экономики после пандемии

  • Инфляция была существенно выше целевых уровней несмотря на последовательное увеличение ставок со стороны почти всех Центробанков EM. Динамика цен на энергоносители и продукты питания внесла существенный вклад в рост инфляции.
  • Но даже несмотря на переход к более жесткой политике почти всех Центробанков EM с середины 2020, сore inflation (показатель, исключающий динамику цен на продукты питания и энергоносители) почти во всех развивающихся странах превышает таргетируемый уровень инфляции.
  • Финансовые рынки продолжают закладывать дальнейшие повышения ставок – как в развитых, так и развивающихся странах.
  • Китайский Центробанк в декабре принял решение снизить норму резервирования на 0,5 п.п. По оценкам китайского ЦБ, уменьшение норматива резервных требований высвободит в экономике ликвидность на общую сумму 1,2 трлн юаней ($188,19 млрд). Детальный анализ этой ситуации можно найти в Telegram EM Guru (https://t.me/emergingmarketsguru/146)
  • Снижение нормы резервирования в Китае произошло на фоне недавнего ужесточения риторики ФРС, то есть в текущей ситуации мы видим разнонаправленность подходов монетарных регуляторов двух крупнейших экономик мира.
  • Hа фоне замедления роста экономики в первом полугодии 2022 г. Народный банк Китая может пойти еще на одно снижение нормы резервирование, которое может составить 50-100 б.п.
  • С 2017 года продолжается общий тренд увеличения спреда между высокодоходными облигационными выпусками EM и выпусками с инвестиционным уровнем рейтинга – по сути это индикатор риска вложений.
  • После снижения до годового минимума в мае-июне 2021 г. во время бегства с рынков ЕМ спред опять показывает динамику к росту в последние месяцы. В кризис 2020 г. рост спреда был гораздо существеннее, чем в предыдущие кризисы (например, в 2008–2009 гг.). В целом в течение 2021 г. спреды по обеим группам облигационных выпусков вернулись к своим уровням до пандемии, что в случае России связано прежде всего с геополитикой.
  • Реальные ставки почти во всех экономиках EM находятся в отрицательной зоне.
  • В экономиках регионах LatAm прогнозируется более сильный восстановительный рост в 2021 в т. ч. в связи с эффектом базы.
  • Несмотря на распространение нового штамма «омикрон» в четвертом квартале динамика производственных индексов PMI более позитивная, чем в третьем квартале. Но при этом мы видим снижение уровня индексов в ноябре, как в целом в мире, так и на развивающихся рынках.
  • В последние два месяца в большинстве стран производственный индекс остается на отметке выше 50, что свидетельствует о позитивных ожиданиях.
  • Неравномерные темпы вакцинации могут сказаться на росте экономик в случае негативных сценариев распространения нового штамма. В ноябре в богатых странах доля вакцинированного населения намного выше (70% и выше). Россия, к сожалению, по уровню вакцинации, соответствует странам с доходами ниже среднего (меньше 40% вакцинированных).
  • Расходы, связанные с кризисом, перекладываются на будущие поколения. В 2021 г. развивающиеся страны продолжили наращивать как совокупный долг, так и внешний долг. По сравнению с концом 2019 г. совокупный долг развивающихся стран вырос на 51%, а их внешний долг увеличился на 69%.
  • По итогам 2021 г. объем новых заимствований развивающихся стран может превысить показатель предыдущего года. Однако во многих странах доля внешнего долга от совокупного объема задолженности остается на уровне ниже среднего за предыдущие 5 лет.
  • После первой волны Covid-19 основной вклад в рост долговой нагрузки стран обеспечили увеличения суверенных заимствований и долга нефинансовых компаний.
  • В 2022 г многие развивающиеся страны продолжат испытывать потребность в дополнительном финансировании. По прогнозам, в наиболее уязвимом положении окажутся Бахрейн, Египет, Ливан, Иордания, Намибия, Мальдивы и Шри-Ланка.
  • В отличие от 2020 и 2021 годов страны с формирующимся рынком, которые столкнутся с растущим фискальным и внешним дисбалансом, не будут иметь такой же доступ к безусловной помощи в виде механизмов быстрого кредитования МВФ, инструментов быстрого финансирования и специальных прав заимствования. Наиболее низкие показатели по покрытию краткосрочного внешнего суверенного долга у Венгрии, Индонезии, ЮАР, Польши и Филиппин. Эта ситуация может привести к ужесточению фискальной политики в ряде стран.
  • Покрытие краткосрочного внешнего долга и баланс счета текущих операций в большинстве стран EM находится на приемлемом уровне. Наиболее низкие показатели по покрытию краткосрочного внешнего суверенного долга у Венгрии, Индонезии, ЮАР, Польши и Филиппин.
  • У большинства стран EM показатель покрытия внешнего краткосрочного суверенного долга существенного ухудшился с конца 2019 г. За последние два года наиболее ощутимые ухудшения показателя было зарегистрированы в Бразилии, Перу, Филиппинах и Индонезии. Южная Корея, Китай, Таиланд, Россия характеризуются наиболее высокими показателями покрытия.
  • В большинстве развивающихся стран отношение баланса счета текущий операций к ВВП превышает средние уровни за последние 5 лет. Наиболее заметное снижение показателя произошло в Таиланде, Венгрии, Турции и Колумбии. Среди развивающихся стран Колумбия, Турция, Бразилия, Чили характеризуются наиболее ярко выраженным дефицитом счета текущих операций по отношению к ВВП.
  • К 2030 г. траектория роста мировой экономики будет отставать от допандемического тренда на 3%. Среднегодовые темпы роста в течение последующей декады могут замедлиться до 3,2% с 3,5%. Фактические темпы роста будут во многом зависеть от монетарной и фискальной политики (мер поддержки) в ближайшие годы.
  • Индия и Бразилия – среди самых пострадавших стран от пандемии в контексте замедления долгосрочным темпов роста (к 2030 г.). Ущерб для экономики России за 2020–2025 гг. приравнивается потере почти трех лет роста.
  • Ответ государств на кризис 2020 г. с точки зрения фискального импульса был более чем в два раза больше по сравнению с 2008 -2009 гг. В 2021–2022 гг. ожидается гораздо более сильное снижение фискального импульса за 15 лет, что отчасти может быть обусловлено глобальным трендом роста долговой нагрузки в течение последних лет.
  • Если в 2021 основной вклад в снижение фискального импульса внесут развивающиеся страны, в том числе, Китай, то в 2022 снижение будет, главным образом, со стороны США.